Клиника старика Куросаки

22:16 

[Фик] Начало конца

Erring
Relax, take it easy
Название: Начало конца
Автор: Erring
Бета: К.Хелла
Герои: Урахара, Ишшин, Ичиго, Масаки
Рейтинг: G
Жанр: ангст
Дисклеймер: Все принадлежит создателям, выгоды не извлекаю.


Точка отсчета.
- Киске, посмотри на него. Мальчик только что победил первого Пустого в своей жизни. Посмотри на него и скажи, что ты видишь, - Ишшин стоял в дверном проеме и смотрел на спящего сына.
- Я? Я вижу силу, огромную силу. Я вижу отвагу и верность. Я вижу наше спасение.
За 15 лет до точки отсчета.
- Поздравляю, - Урахара беззаботно улыбался, передавая Ишшину младенца. – Не уронишь?
- Ты что, с ума сошел? – Куросаки смотрел на ребенка глазами, полными счастья. – Как же я его уроню? Ты не представляешь, как у меня руки трясутся. Первый раз в жизни такое, веришь? – Ишшин вздохнул. – Просто никак не мог успокоиться. Хорошо что это ты роды принимал, контролировал заодно. А то мало ли что… Я уже чувствую его рейацу. А он только родился. Ичи… А Масаки? Она как?
- Отдыхает. Она у тебя молодец. Давай отдадим ей малыша и пойдем, поговорим?
- А если что-нибудь случится?
- Ты не поверишь, - Урахара хмыкнул, - но у меня все под контролем. Пустые сюда на километр не сунутся.
- А потом? Ведь все эти барьеры не будут действовать вечно?
- Ишшин, слушай, - Киске потер переносицу. – Я устал. Ты просто не представляешь, как я устал. У малыша такая рейацу уже сейчас, что у меня до сих пор голова кружится. И да, мы непременно с этим что-нибудь сделаем. Непременно. Но чуть позже.
- Да, да… но мне сейчас обязательно его отдавать? Можно я еще чуть-чуть его подержу?
- Ишшин, нам действительно надо поговорить. А твоему сыну действительно нужен покой, - Урахара покачал головой, все еще улыбаясь. – Он никуда не денется.
- Я знаю, - Куросаки нехотя отдал ребенка подошедшей медсестре.– Но все равно волнуюсь. Хотя, ты же сам все знаешь.
Урахара кивнул и направился к выходу. Конечно, он знал. Помнил. А кто бы ни помнил, ведь прошло всего пять лет.
За 20 лет до точки отсчета.
Урахара в своей жизни видел многое. И, конечно же, он с уверенностью мог утверждать, что напугать его было сложно. Очень-очень сложно.
Но сейчас Киске было страшно до тошноты. Урахара не боялся Пустого, нет-нет. С Пустым Урахара справился за считанные секунды.
Страшно было смотреть на абсолютно бледного Ишшина, который укачивал маленького ребенка. Мертвого ребенка. Страшно было от того, что Урахара понятия не имел, что ему делать. Казалось, Куросаки сошел с ума. Он бормотал что-то себе под нос, а, может быть, напевал колыбельную, стоя на коленях и раскачиваясь взад-вперед.
У Киске мелькнула мысль, что ему повезло: Масаки была у какой-то подруги. Урахара не представлял, чтобы он делал с ними двумя, с Ишшином и его женой. Сейчас же Киске, по крайней мере, мог сосредоточиться на друге.
- Ишшин, Ишшин, ты меня слышишь? – Урахара присел на корточки рядом с Куросаки.
- Киске?
- Ишшин, что ты делаешь?
- Он спит, правда? Он ведь всего лишь спит?
Урахара не мог поверить, что Ишшин, один из сильнейших капитанов, может выглядеть так беспомощно, так жалко.
- Нет. Он не спит.
- Он же не мог… Это ведь не правда? Скажи, что это не правда. Пожалуйста, пусть это будет неправдой?
Урахара сглотнул.
- Ишшин, он умер.
- Сделай что-нибудь? А? Ты же ученый, черт тебя возьми, - Куросаки держал ребенка на руках, и Киске понял, что эта картина еще долго будет преследовать их обоих в кошмарах. – Помоги ему!
- Я не могу, - Урахара сам едва расслышал свой голос.
- Что значит, не могу? Киске, это мой сын. Это мой мальчик. Сделай что-нибудь! Пожалуйста. Пожалуйста, Киске. Пожалуйста, пожалуйста, пожалуйста…
Урахара молча смотрел на Ишшина, не зная, как помочь другу.
- Киске… что мне делать? Ведь это мой сын. Как я теперь? Это ведь из-за меня. Это ведь все только из-за меня. Они ведь из-за моей рейацу появились все. Я знаю…
- Нет, не только.
- Я знаю, что виноват. Из-за меня появились. А я даже сделать ничего не смог. Не успел. Совсем ничего.
- Тише.
- А если с Масаки тоже что-нибудь случится? А если из-за меня и с ней что-нибудь случится? Она ведь ничего не знает. Даже кто я не знает . Она ведь Пустого не увидит, не почувствует…
Урахара положил ладонь Ишшину на плечо и замер, не обращая внимания на затекшие ноги, на то, что рейацу Куросаки, пропитанное отчаянием и болью, окружало со всех сторон и почти душило. Киске было трудно дышать, и он даже думать не хотел о том, что испытывает в этот момент Ишшин.
- С ней ничего не случится. Тише, тише.
- Урахара, ты же говорил, что у тебя есть новый гигай, да? Который силу… ну… поглощает?
- Да.
- Дай мне его.
- Ишшин.
- Дай. Мне. Его.
- Хорошо, если хочешь, - Урахара прикрыл глаза, позволяя чужой боли затопить сознание и утянуть себя на дно.
За 15 лет до точки отсчета.
- Но он такой маленький… - Ишшин курил и улыбался. Он понимал, что улыбка у него совершенно идиотская, но ничего не мог поделать.
- Он не маленький. Он довольно крупный, знаешь ли.
- Но он же почти помещается у меня на ладони.
- Просто это у тебя ладони такие огромные.
- Я теперь постоянно буду бояться, ему что-нибудь сломать, - Ишшин затушил сигарету и засунул руки в карманы брюк. – Слушай, а с ним точно все будет в порядке.
- Спокойно, папочка, я все продумал.
- Вот это-то и пугает, - Курорсаки хмыкнул, за что тут же схлопотал веером по макушке. – Шучу. Если ты говоришь, что под контролем, значит, я могу быть спокоен.
- Спасибо за доверие. Только вот, кажется, одна проблемка…
- Проблемка? – Куросаки мгновенно посерьезнел.
- В том смысле, что мы не сможем ограничивать его рейацу очень долго. Я, на самом-то деле, не ожидал даже, что оно будет таким огромным.
- Очень долго? Это сколько?
- Лет пятнадцать – гарантирую. Дальше – не знаю.
- Для человека, между прочим, пятнадцать лет – довольно много, - Ишшин опять улыбался.
- А для шинигами?
- Я теперь не шинигами, - Куросаки дернул плечом.
- Нельзя перестать быть шинигами, - недовольно проворчал Урахара.
- Ничего, за пятнадцать лет мы что-нибудь придумаем, - Ишшин зажмурился и рассмеялся. – Я невероятно счастливый человек.
- Шинигами, - из природной вредности поправил его Киске.
- Ну, шинигами. Без разницы. И у меня впереди – пятнадцать лет безоблачного счастья. Без всяких пустых и шинигами.
-Это ты и обо мне сейчас? - Урахара надвинул панамку пониже на глаза.
- Нет-нет, что ты…
- Ишшин, я все понимаю. Я буду наблюдать за твоим ребенком, но близко к вам не подойду. Только в случае крайней необходимости. Мы же оба не хотим навлекать преждевременную опасность на этого чудесного малыша. А пятнадцать лет для меня – не так уж и много. Я ведь шинигами.
- Спасибо. Я даже не знаю, чтобы я без тебя делал?
- Например, не влип бы в очередную историю, - Урахара кисло улыбнулся.
«Которая только начинается…»
За 11 лет до точки отсчета.
Ичиго шмыгнул носом и закусил губу. Ему было очень больно и очень-очень обидно. Надо же! Упасть на глазах у всей улицы! И мама ушла в магазин, даже не пожалеет никто.
Куросаки поднялся на ноги и посмотрел на ссадины на коленях, затем поморщился и еще раз шмыгнул носом. Мальчик приготовился зареветь, но в этот момент рядом с ним появился какой-то странный мужчина.
- Тише-тише, - мужчина улыбнулся, присел на корточки и поправил свою панамку. – Такой большой, а собираешься плакать?
- Ну и что? – Ичиго надулся. – Мне больно!
- Очень-очень?
- Да.
- Давай-ка я посмотрю? Разве это больно?
- Да!
- Но это же просто ссадины. Смотри, у меня вот пластырь есть. Видишь, раз, два и все. Готово.
- Щиплет, - Ичиго наморщил нос и приподнял край шорт, чтобы те не качались коленей.
- Ну ты же мужчина, ты должен терпеть.
- Почему?
- Потому что мужчина должен быть сильным. И защищать всех.
- А почему?
- А если он не будет, то кто будет?
- Кто? – Ичиго склонил голову на бок.
- Никто.
- И что случится?
- Все умрут.
- Значит, я должен всех защитить?
- Должен, - Урахара кивнул.
- А я не хочу. Я буду только маму защищать.
- Почему?
Ичиго закатил глаза.
- Потому что она моя мама.
- А папу? Не будешь?
- Не буду. Папа – он сам кого хочешь, защитит. Знаешь, какой у меня папа? – Куросаки снисходительно посмотрел на Урахару. – Он сильный-сильный. Всех-всех победит.
- Всех-всех?
- Ага. Даже самого злодея. Даже если злодей будет хитрый. Папу не обманешь. Папа хитрый тоже. Хитрее злодея.
- Правда?
- Да. А я папе помогать буду. И у меня будет большой меч. И я всех чудищ убью.
- Убьешь?
- Ага.
- А больше никого защищать не будешь? А сестренок?
- Сестренок?
- У тебя же будут скоро сестренки, да?
- А ты откуда знаешь? – Ичиго нахмурился.
- А я все знаю.
- Откуда?
- Секрет, - Урахара улыбался.
- Ты тоже ненастоящий?
- Ненастоящий?
- Ага. То есть ты есть, но тебя нет. Вас много. Я сначала боялся. А потом папа сказал, что вы мне ничего сделать не сможете. И я теперь не боюсь.
- Почему не сможем?
- Потому что вас нет.
- И меня нет? Но я же здесь.
- Здесь. Но ненастоящий. Ты не живой. А папа говорит, что неживых не надо бояться.
- А ты веришь всему, что папа говорит?
- Да.
- Почему?
- Ты точно глупый, - Ичиго насмешливо фыркнул. – Это же папа. А папа – не врет.
- Ичи, - Масаки подошла к сыну. – Опять сам с собой разговариваешь? И что у тебя с коленками? Несчастье мое, ни на секунду оставить нельзя.
Куросаки радостно улыбался.
- Упал.
- А пластырь у тебя откуда?
- Дали. И я – счастье.
- Счастье, счастье, - Масаки улыбнулась в ответ. – Пойдем домой?
- Ага, - Ичиго кивнул, затем посмотрел на Урахару и приложил палец к губам. – Мама не знает, что я тебя вижу. Она даже не знает, что ты есть. Так что тссссс. Не будем ее волновать.
- Не будем, - Урахара смотрел в спину удаляющимся Масаки и Ичиго. Он хмыкнул, наблюдая за тем, как идет, приподняв низ шорт и не сгибая колени единственная, но пока еще совсем маленькая надежда, у которой впереди очень долгий путь.
За 10 лет до точки отсчета.
- Я не смог.
Урахаре казалось, что это какой-то кошмар. Второй раз в жизни он видел Ишшина в таком состоянии. И снова, снова, черт побери, не знал что делать.
- Я не смог, понимаешь? Опять не смог.
У Ишшина – стеклянный взгляд и трясутся руки. Он только что вышел из операционной, бледный и раздавленный. И Урахара понимал, что он должен что-то предпринять. Не стоять столбом, главное – не стоять столбом.
- Это не твоя вина.
- Не моя? Киске, ты всегда говоришь, что это не моя вина. А чья тогда? Я не смог защитить свою жену. Свою жену. Более того, я ее даже спасти не смог. Я позволил ей умереть. Умереть, понимаешь?!
- Ишшин, успокойся. Ты сделал все что смог. Это я не сумел сдержать обещание.
Куросаки с Урахарой сидели в коридоре рядом с операционной. Персонал клиники старался обходить Ишшина стороной, с сочувствием поглядывая на мужчину, который что-то бормотал себе под нос. Персонал перешептывался и вздыхал. Их начальник только что потерял молодую жену и остался с тремя детьми на руках. Бедолага.
- Я обещал, что смогу заблокировать рейацу Ичиго, но я не ожидал, что она будет так стремительно расти. Это только моя вина.
- Киске, даже ты не всесилен. Никто не мог предположить, что появится нечто… подобное. Что это было? Это даже не Пустой был.
- Арранкар.
- Какая к черту разница? Главное – моя жена умерла. Да, я знаю, она теперь в Обществе Душ. Но мы же оба понимаем, что шанс найти ее там – один из миллиона. А в моем положении, когда мне в Сейрейтей путь заказан, так вообще никаких шансов, - Ишшин замолчал.
- Тебе надо пойти, отдохнуть, пока есть возможность, - Урахара положил ладонь на плечо Куросаки. – С детьми сейчас побудет Тессай. Он побудет с ними до утра, если хочешь.
- Киске, а потом я что буду делать? Ишшин выглядел так, словно на него сгрузили неподъемную ношу. – Утром? Что я буду делать с детьми? Юзу и Карин еще и года нет. Ичиго – всего пять лет. Киске, им нужна мать, а я не смог ее защитить. Я ничего не смог сделать. От меня одни только несчастья. Что я за шинигами такой? Капитан, ага, как же. Мусор, я, а не капитан.
- Не говори ерунды. Ты не мог ничего сделать, - Урахара смотрел в пол. – У меня есть кое-что… Я не смогу вернуть Масаки. Но я смогу в некотором смысле воскресить ее. В этом случае, по крайней мере, будет кто-то, кто сможет защищать твоих детей.
- Душа плюс? – Ишшин сглотнул. – Но их же… их же уничтожили?
- Не все, как видишь.
- Я согласен.
- Точно?
- Киске, а у меня есть выбор? Детям нужна мать и защита. Я не могу им всего этого дать. Я совершенно бесполезен.
- Еще раз скажешь что-то в этом роде – и я тебя стукну, вот честное слово. Ты чудесный отец, Ишшин. Ичиго тебя почти боготворит. Кстати, ты не думал о том, чтобы начать его тренировать? Или отдать куда-нибудь хотя бы?
- Он еще ребенок.
- Ишшин, не просто ребенок. И ты это знаешь. Ему нужно быть готовым. Нам нужно, чтобы он был готов.
- Я подумаю об этом.
За 8 лет до точки отсчета.
- Опять плачешь?
- Нет, - Ичиго упрямо вздернул подбородок.
- А тебя не учили, что врать не хорошо? – Урахара сел на скамейку рядом с Куросаки.
- Я не вру.
- Да? Но ты плачешь.
- А чего они обзываются?
- Обзываются?
- Да. Я же не виноват, что рыжий.
- А ты обзовись в ответ?
- Они меня побьют. Они старше. И сильнее.
- Расскажи родителям?
- Вот еще. Я не буду волновать маму, - Ичиго насупился.
- Тогда дай им все сдачи?
- Они сильнее.
- Так стань сильнее их, а?
- Я не смогу.
- Но помнишь, ты же хотел защищать маму? И сестренок? Как же ты их будешь защищать ,если такой слабенький? Тебя же даже Тацуки может победить. А она – девочка.
- А откуда ты знаешь?
- Ну я же говорил, что я все-все знаю.
- Совсем все?
- Совсем все. И я знаю, что ты можешь стать сильнее.
- Правда?
- Конечно, - Урахара улыбнулся. – Хочешь конфету?
- А мне мама не разрешает у незнакомых дядек брать конфеты. Но ты же и ненастоящий. Значит не страшный. Но… может у тебя и конфеты ненастоящие?
- У меня? Настоящие. Самые настоящие, какие только могут быть. А уж какие вкусные…
Ичиго покосился на Урахару и протянул руку.
- Давай конфету.
- Держи. А тебе не пора к маме? А то она волноваться будет, куда пропал ее малыш.
- Да, мама всегда за меня волнуется. И… я стану сильным. Очень-очень. Я стану сильнее папы даже. Вот так.
- Конечно, станешь. Только сначала – одолей хотя бы Тацуки.
- Когда-нибудь я обязательно побежу. Вот увидишь, дядька в панамке. А еще, - Ичиго слез со скамейки, - жаль, что ты ненастоящий. Ты бы понравился маме с папой. И тогда ты бы приходил в гости с конфетами.
Урахара грустно улыбнулся.
- Беги уже, сладкоежка.
- Я не сладкоежка. Но у тебя – вкусные конфеты. Только теперь тебя хуже видно.
- Да? Значит, мне пора идти. Еще увидимся.
- Пока, - Куросаки помахал Урахаре рукой, развернулся на пятках и убежал.
За 6 лет до точки отсчета.
Это все было похоже на дешевую мыльную оперу. Если бы Урахара верил в проклятья, то он бы с уверенностью мог сказать, что над семейством Куросаки висит именно проклятье. Но Урахара был шинигами и, конечно же, суеверия были ему просто смешны.
- Киске, это какой-то бред.
- Успокойся, - Урахара поставил перед Куросаки чай.
- Да я спокоен. Но это сумасшествие. Дерьмо. Черт со мной, я уже за эти четыре года смирился. Девочки еще маленькие, не понимают почти ничего. Но Ичиго...
- Истерика?
- Хуже. С истерикой я хотя бы знаю, как справится. А он просто молчит. Даже не плачет, просто молчит. И спать один боится. Три дня прошло, а я его еле укладываю.
- Дальше будет проще.
- Ага, наверное. Потому что если не будет, то я свихнусь.
- Его силу все труднее контролировать, - Урахара снял панамку и устало опустился на пол. – Не знаю, сколько я сумею хоть как-то ее сдерживать. Кажется, это был наш с тобой самый идиотский поступок.
- Нет, Киске. Может быть все не так, как я себе представлял, но у меня есть Ичи и девочки, - Ишшин вздохнул и прикрыл глаза. – И у нас все равно не было другого выхода. Не так ли?
- Выход был, наверное. Только тогда это казалось мне самым оптимальным вариантом. Сейчас, правда, мне уже так не кажется.
- Киске, вот что толку рассуждать? Что сделано, то сделано. Надо теперь как-то с этим жить. И почему я тебя в себя привожу, а не наоборот?
- Потому что ты старше?
- Правда?
- На целых давдцать лет.
- Для нас, Киске, это не срок. И у тебя что, ничего покрепче чая не найдется?
- Предлагаешь напиться?
- Не предлагаю. Настаиваю. Что-то давно я не страдал похмельем. Надо вспомнить ощущения.
- Ишшин, у меня нет столько спиртного!
- Значит, кому-то придется потом идти в магазин? Тессай же еще раз посидит с детьми?
- Конечно.
- А завтра я буду примерным отцом.
- Лучше будь любящим отцом, м?
- В этом можешь не сомневаться.
За 2 года до точки отсчета.
Урахара наблюдал за тем, как Ичиго дерется. Снова. Киске ухмыльнулся: хороший мальчик вырос, бесстрашный. Правда голова дурная-дурная. И никакого инстинкта самосохранения.
«Весь в отца», - Урахара лениво обмахивался веером.
Скоро они не смогут подавлять рейацу Ичиго. С другой стороны, скоро это и не будет необходимо. Урахара почти чувствовал, как с каждым днем воздух становится все тяжелее, совсем как перед грозой. И Киске хотелось, чтобы уже поскорее все началось. Ожидание, конечно, штука хорошая, но утомительная.
«А Айзену, интересно, не надоело ждать?»
За 16 лет до точки отсчета.
- Выпьем? – Урахара поставил на стол бутылку саке.
- Давай, - Ишшин пожал плечами.
- Как настроение?
- Отвратительное. Сегодня получил результаты анализов. Лечение не помогло, Масаки не сможет больше иметь детей.
- Жаль.
- А уж нам-то как, - Ишшин скривился.
- Ты уже ей сказал?
- Нет еще. Не могу найти подходящих слов. Ладно, наливай что ли? А у тебя как дела?
- Все так же. А вот у Айзена, кажется, идут в гору.
- Дерьмо.
- Может, мы можем что-нибудь сделать? Предупредить?
- Кого? Ямомото? Во-первых, предатели - это как раз мы с тобой. А Айзен у нас весь в белом. Как думаешь, кому поверят? Тем более, пока будет проходить расследование и прочее, прочее, прочее - пройдут десятки лет. Ты ведь знаешь, там никто никуда не торопится, пока не взорвется все прямо у них на глазах. Нет, я, конечно, ничего против старика Ямомото не имею. Он хороший мужик. Только чересчур, как бы это сказать? Консервативен, вот. Не любит менять устоявшийся порядок. Ну а, во-вторых,… представь, появляемся мы в Сейрейтее. Один шаг – и здравствуй перерождение.
- И мы так и будем сидеть, сложа руки? Нужно что-то придумать, что-то ,что сможет победить Айзена.
- Совершенно оружие?
- Да.
- Я думал об этом.
- И?
- Можно воспитать совершенного солдата. Сильного, бесстрашного. Такого, который будет противостоять Айзену.
- И?
- У меня есть все для этого, кроме того, кто займется этим самым воспитанием. И кроме того, кто, собственно, родит его. Только как-то… сомневаюсь я, что мы найдем таких благородных людей.
- Почему?
- Ну а ты бы сам согласился сначала с любовью растить ребенка, воспитывать его, не спать ночами. А потом – отпустить его на смерть?
Ишшин молча выпил очередную порцию саке. И налил себе еще.
- Согласился бы.
- Не понял, - Урахара моргнул.
- Я сказал, что я хочу попробовать. Ты сможешь же сделать так, чтобы Масаки родила этого ребенка?
- Да, но…
- Тогда – никаких но. Киске, я хочу, чтобы моя жена была счастлива. Я хочу, чтобы она снова улыбалась, чего бы мне это не стоило. К тому же, у нас же все равно нет выхода? Мы же не можем позволить Айзену победить.
- Тогда начнем завтра?
- Да, только одно условие.
- Какое?
- Масаки не должна знать.
- Она не узнает.
Точка отсчета.
- Киске, посмотри на него. Мальчик только что победил первого Пустого в своей жизни. Посмотри на него и скажи, что ты видишь, - Ишшин стоял в дверном проеме и смотрел на спящего Ичиго.
- Я? Я вижу силу, огромную силу. Я вижу отвагу и верность. Я вижу наше спасение.
- А я, Киске, вижу своего сына. И я пойду за ним, я буду защищать его. И я умру за него.
- Знаешь, Ишшин… не ты один, - Урахара улыбнулся. – В конце концов, он и в самом деле чудесный ребенок.

@темы: фанфик, джен, G

Комментарии
2010-07-06 в 12:11 

Ягода Рябины
Люблю Фуджи ♥ ♥ И без ОТР можно жить
Erring
Один из самых моих любимых фиков.:heart: Только недавно перечитывала.
Грустный, серьезный, но с надеждой. И Ишшин, и Урахара тут замечательные. А маленький Ичиго - просто прелесть.

2010-07-06 в 12:38 

Erring
Relax, take it easy
Ягода Рябины спасибо огромное! просто преогромное!!!))))
я очень рада!) Правда-правда)

2010-07-07 в 13:29 

Ягода Рябины
Люблю Фуджи ♥ ♥ И без ОТР можно жить
Erring
Тебе спасибо.:red: За них, за таких живых. Они ведь и грустят, и радуются, и сходят с ума, и поддерживают друг друга. И еще собираются спасти мир от Айзена!

2010-07-07 в 13:42 

Erring
Relax, take it easy
2010-10-17 в 00:15 

The smile on your face, let me know that you need me...
это великолепно!!!!! :song:

2010-10-17 в 03:23 

Erring
Relax, take it easy
Зеленый Пингвин большое спасибо! мне очень приятно! очень!

2010-10-17 в 03:30 

The smile on your face, let me know that you need me...
Erring это Вам большое спасибо за такой шедевр! :inlove:

     

главная